AРТ-Бизнес

Константин Кожемяка

Говорим с Константином Кожемякой - амбассадором простого языка в сфере искусства, владельцем фамильной типографии Huss и основателем фонда ArtHuss. Беседуем о социальной миссии популяризации искусства, как в арт-среде оставаться в тонусе, почему широкий культурный контент сегодня нишевый, как живет издательство популярной неакадемической литературы об искусстве.

Чем сегодня занимается ваше детище?
У нашей экосистемы несколько юнитов: типография Huss, фонд культурных инициатив ArtHuss - платформа организации мероприятий. Когда я начал организовывать выставки, то понял, что нашим центральным медиа абсолютно не интересна культура, а если кого-то интересует, то это скромные небольшие медиапроекты. Я сделал информационный ресурс Chernozem.info о визуальной культуре – транслятор культурных трендов и событий в среду людей творческих профессий. А спустя некоторое время – издательство. На самом деле, последнее генерирует идеи, проблемы, задачи, планы. Для их выполнения одни делегируются на инфоресурс, другие – на фонд,  а типография принимает в печать. 

А что означает Huss?
Дом. 8 лет назад, когда мы создавали этот бренд, оказалось, что среди наших клиентов есть две основные группы впечатлений. Первая – Украина. Это семейная типография, здесь неформальное общение, по-дружески, тепло, по-доброму. С другой стороны, все очень четко, жестко,  с соблюдением дедлайнов, европейская техника и расходники, как в Швейцарии. 

Это здоровское сочетание. Как Вы между ними балансируете?
Ценно не разочаровать, ценно понимать людей и слышать. Поэтому тут нужно набраться терпения, все время работать, выдавать качественный интеллектуальный продукт. Многие говорят, что это связано с моей харизмой. Я стараюсь подбирать людей увлеченных, которым так же в кайф, как и мне, которых не нужно жестко пошагово контролировать. Это сотрудники, которые будут выходить со своими идеями, предложениями, находиться в состоянии драйва постоянно.

Как получилось, что вы открыли издательство?
На самом деле, издательство было логическим продолжением полиграфического дела, которым я уже занимаюсь 18 лет. Мы всегда работали в премиум-сегменте. И за это время у нас сформировалась группа клиентов, которые имеют отношение к визуальной культуре. Мы преуспели в печати репродукций и стали заметными не только в Украине, но и постепенно проявляемся за рубежами нашей родины. Решение о создании издательства, которое будет заниматься популярной неакадемической литературой об искусстве, стало нашей социальной миссией, так мы вносим свой посильный вклад, популяризируя искусство, повышая культурный уровень украинского населения. Мы делаем акцент, в первую очередь, на бизнес-аудиторию и людей творческих профессий: архитекторы, дизайнеры, иллюстраторы и т.д. 

Это узкопрофильный получился проект?
Я изначально полагал, что наш продукт очень нишевый и по ситуации на сегодня так и есть. И это отражение несколько плачевной ситуации, потому что в развитых странах это как раз популярный продукт. Там нормально ходить в музеи, галереи, интересоваться историей искусства, общаться с творчески людьми. Получается, что на данном этапе наш лозунг: «Мы популяризируем искусство для людей творческих профессий», чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Можно констатировать, что широкий культурный контент в Украине является нишевым и не стал еще предметом первой интеллектуальной необходимости. Это печально. Наши книги и деятельность – это способ подчеркнуть социальный статус. Если среди троих молодых людей возникает разговор после выходных: «Где ты был?», один ответит: «Я бухал и шашлыки жарил», второй: «А мы сходили в кино, купили поп-корн. Покушали, посмотрели», но третий может сказать: «Я читал книгу в субботу, в воскресенье ходил в галерею, а еще со знакомым мы посетили мастерскую художника». 

Чем вы руководствуетесь, когда выбираете, кого печатать, а кого нет?
Прогнозы строятся весьма сложно, потому что отечественных авторов в нашем сегменте у нас пока недостаточно или, скажем, нет такого четкого трека, который позволял бы следить за динамикой эволюции отдельно взятого автора. Все очень разбросано, размыто, неопределенно. Но я этому даю объяснение очень простое: запрос на такую литературу – следствие постиндустриального состояния общества, когда индивидуму нужно развивать свой интеллект, расширять кругозор. Некоторые может и не подозревают, что они скоро станут авторами. Иногда появляются люди, которые говорят: «Я вот написал книгу и хочу ее издать». Мне приятно, что люди приходят к нам не как в типографию, а уже как к издательству. Есть несколько категорий таких обращений. Книги, авторам которых мы так тихонько на ушко шепчем, чтобы не сильно много печатали, по количеству своих друзей, раздали и сильно много громко об этом не рассказывали. Есть другая категория, когда приносят издание, которое имеет ярко выраженный академический характер. Эти издания, безусловно, нужны, но это не наш формат, ведь мы издаем популярную литературу. Есть третья категория, это книга и интересная, и написанная профессионально, и она популярной будет, но она не входит в рамки арта (например, о путешествиях). В таком случае мы можем оказать консультацию, подобрать издательскую группу, и типография обязательно отпечатает, но бренд ArtHuss там не имеет права быть. А четвертая категория – это то, что соответствует всем параметрам: это и арт, это и популярно, и классно, и здорово. Из числа, попадающих в эту категорию, издание Александра Брея «Нескучное собирательство». Пришел автор, о котором я не раз слышал, для меня он – легенда украинского коллекционирования. В итоге получился прекрасный издательский продукт и положительный опыт сотрудничества. Вторая книга, которая была издана в 2017 году –  это «25 років присутності». Эта книга – сборник иллюстрированных эссе в подарочном исполнении, написанный шестью искусствоведами о 74 современных украинских художниках. То есть обойма, которая репрезентует современное украинское искусство в Украине и за её пределами. Вот это получилось очень бомбезное издание. Мы его презентовали в октябре на франкфуртской книжной ярмарке. На него обратило внимание Посольство Украины в Германии и сегодня мы вышли на подписание контракта для поставки тиража, который будет задействован в рамках дней культуры в Германии. И порядка 500 экземпляров получат 500 немецких институций, музеев, галерей, институтов. Это очень классный результат и наш вклад в культурную дипломатию страны.

Помните в «Маятнике Фуко» Умберто Эко было 2 издательства? Одно соглашалось на все предложения для того, чтобы финансировать то, что они действительно хотели. У вас не так?
Издательство ArtHuss на сегодняшний день не совсем прибыльный проект и скорее является промопроектом типографии Huss. То есть типография является донатором издательства, здесь мы можем позволить себе такую роскошь – жестко выдерживать позиционирование. 

Есть проект, организованный вами, который изменил вас?
Лет пять назад помимо полиграфической деятельности, я начал себя пробовать в качестве арт-менеджера, продюсера. Пробовал те инструменты, с помощью которых я мог максимально самореализоваться как человек, который хочет популяризировать искусство. С точки зрения персоналий, экосистема в сфере искусства – весьма скудная: критиков, кураторов, художников – их очень мало. Мне захотелось попробовать внести свою лепту. В прошлом году я провел 6 выставочных проектов. От выставки-перформанса «Невідомі» я получил самое большое эстетическое и моральное удовольствие. Он был прямым продолжением «украинизации» книги Сары Торнтон “33 митці у трьох актах”. Алевтина Кахидзе, когда прочитала эту книжку, говорит: «Хм, и ни одного украинского имени среди них, поэтому предлагаю сделать проект с названием «Невідомі, неизвестные для Сары Торнтон». Мы – Алевтина Кахидзе, Александр Михед и я – пригласили художников представить по одному своему артефакту. Важен был художник как персона. У каждого из них был импровизированный небольшой пресс-центр, то есть стол, стул и рядышком гостевые стулья. Гости задавали вопросы, чтобы составить некий портрет понимания, что за человек перед ними. Вопросы самые разные:как зовут собаку такого-то художника; что он любит делать в такое то время суток; чем он на хлеб зарабатывает. Каждые семь минут звучал гонг, и гости пересаживались к другому художнику по своему усмотрению. 

Какая ценность для вас важна?
Эстетика.

Откуда вы черпаете вдохновение?
Я читаю книги, общаюсь с художниками, редко пропускаю значимые открытия выставок, к тому же, я –  коллекционер. Отчасти это – требование моей профессии, ведь ко мне приходят не пирожки купить, а получить внимание, как от личности, и компетенцию, как от специалиста. 

Как вы держите себя в тонусе, чтобы не замыливать глаз?
Это как наркотик: чем больше смотришь, тем больше хочется. И чтобы не замылить глаз, я бы рекомендовал интересоваться все больше. Работа искусствоведа – на вербальном уровне найти слова для объяснения, что именно заложено в произведении. Зрителю это не всегда обязательно, но эмоции все равно возникают: одно меня оставляет равнодушным, другое трогает, и не могу оторвать глаз, хочу стоять полчаса и просто смотреть на картину, разглядывать все нюансы.

Какую книгу вы бы посоветовали читателям?
Базовая книга, которую нужно прочитать – это Уилл Гомперц «150 років сучасного мистецтва в одній пілюлі». Это понятная, популярная, структурированная книга об истории современного искусства – просто о сложном. Читать можно абсолютно все, что издаем мы, это такой хороший вводный инструктаж для того, чтобы смело и уверенно себя чувствовать в арт-тематике и не бояться галерей.
 

Интервью: Катерина Кобылянская